3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Наука в Deus Ex: когда мы получим улучшение собственного тела

Приятная случайность

Фото: © thesixthaxis.com

Действие первых двух игр киберпанк-серии, Deus Ex и Deus Ex: Invisible War, происходит во второй половине XXI века — в 2052 и 2072 годах соответственно. Их продолжение — Deus Ex: Human Revolution и вышедшая недавно Deus Ex: Mankind Divided — хронологически ближе к нам: они описывают события 2027 и 2029 годов. По сюжету в эту эпоху население Земли начнёт массово использовать аугментации — улучшения человеческого тела. При этом все аугментации можно будет отнести к одному из трёх типов: механические, психофармацевтические и нанотехнологические. Первыми (в 2020-е годы) доведут до ума, конечно, механические, а другие два типа появятся позже (в 2050—2070 годах), и их внедрение будет сопряжено со множеством сложностей.

Авторы первых двух игр не были слишком озабочены научной стороной аугментаций и не очень подробно объясняли суть большинства технологий, используемых для психофармацевтических и нанотехнологических улучшений. Зато разработчики Deus Ex: Human Revolution советовались с Уиллом Роселлини (Will Rosellini), специалистом в области нейро- и биотехнологий. Уилл знает, о чём говорит: он обладает шестью магистерскими дипломами по различным направлениям, и на его счету руководство несколькими компаниями по производству биоимплантатов. В числе них компания Nexeon MedSystems (занимается имплантируемыми медицинскими устройствами вроде инсулиновых помп), Microtransponder (разрабатывает приборы для стимуляции периферических нервов) и (да-да!) Sarif Biomedical, LLC (специализировалась в микрохирургии).

Интересно, что всей столь солидной науки в DX: HR, а также в её социально направленном продолжении DX: MD, могло бы и не быть. Разработчики вышли на Роселлини не сами: получилось ровно наоборот. В одном из интервью Уилл Роселлини рассказал, как он стал научным консультантом обновлённой серии Deus Ex. В начале 2000-х он много играл в оригинальный Deus Ex, а также его продолжение Deus Ex: Invisible War и был приятно удивлён упоминанием бионических технологий в них. Однако, по его мнению, многие «наноидеи» Deus Ex были взяты с потолка и принцип работы большинства аугментаций нигде толком не объяснялся. Когда Уилл узнал, что франшизу собираются перезапустить, он просто позвонил разработчикам и предложил бесплатно помочь им сделать игру научно корректной. Как позже признались создатели Deus Ex, они сначала решили, что Роселлини — очередной полубезумный фанат, но потом поняли, что ошибались.

Конечно, вряд ли через 11—13 лет нас ждёт такой расцвет технологий, какой описан в двух последних играх серии. Тем не менее реальная наука не стоит на месте и предпосылок к реализации аугментаций, особенно механических, становится всё больше и больше.

Пражская резня

Мир 2029-го года трагически жесток: после так называемого «Инцидента», когда сигнал с комплекса «Пангея» ненадолго превратил людей с имплантами в зомби-убийц, против киборгов ополчились «чистые» — без искусственных органов и конечностей. Аугментированных они презрительно называют «железками», брезгуют с ними беседовать и обслуживать в магазинах, сгоняют в гетто, а полицейские патрули, завидев гражданина на киберподпорках, устраивают ему досмотр по всей программе. Чуть что не так — руки за голову, лицом к стене. ООН тоже лихорадит: там вот-вот примут закон о сегрегации, который навсегда разделит людей на два вида. Однако есть группа политиков, намеренных оспорить ксенофобский проект. Тут бы аугментированным и показать себя белыми да пушистыми, чтобы снизить накал истерии, но один из них устроил теракт на вокзале в Праге, что атмосферу не разрядило.

В обстановке, где человек человека в гробу видал, предстоит работать Адаму Дженсену — агенту Интерпола из опергруппы 29. Ведь именно его отправляют расследовать обстоятельства взрыва в сердце Европы. Как мы знаем из сюжета Deus Ex: Human Revolution, герой по большей части скреплён крепежом и спаян паяльником, хотя никогда не просил об этом. Так что отношение к нему в Праге соответствующее: «пошёл вон, железка». В метро ему следует топать по коридору за колючей проволокой и садиться строго в вагоны для аугментированных, иначе полиция будет кошмарить проверкой документов — «думаешь, ты особенный?».

Детективная история развивается неспешно, но выписывает коленца с заговорами — как на уровне подворотни, так и в глобальном масштабе, ведь вселенная Deus Ex традиционно пронизана кознями иллюминатов. Ища виновников пражского теракта, начальство Дженсена кивает на КПА, маргинальное движение за права киборгов и чтение Солженицына, но делает это настолько активно, что герой чует подвох. Будто этого мало, Адам ввязывается в разборки с грузинской мафией «Двали», идёт на поводу у коллектива «Джаггернаут» с таинственным Янусом во главе, выясняет отношения с местными Свидетелями Иеговы, которые заменили бога компьютером, параллельно исследуя сюрпризы собственной начинки. И пытается понять, кто он на самом деле — машина или человек, марионетка или свободная личность. А значит — выбирает сторону баррикады.

Читать еще:  Тест-драйв кораблей в Star Citizen

Кроме шикарной Праги, где пересекаются траектории персонажей и самого Дженсена, герой проводит разведку боем в других локациях вроде трущоб киборгов, Альп и Лондона. Всюду чувствуется архитектурный талант дизайнеров. Здесь нет открытого мира как такового, и даже столица Чехии порезана на кварталы вокруг станций метро, однако богатых деталями пространств, тайников и лазеек — хоть отбавляй.

Подробности декораций Mankind Divided — будто шрифт с засечками: взгляду приятно за них цепляться. А уровни буквально тянет исследовать и трогать за всякое — вдруг пригодится. Например, собирая хлам, можно делать из него отмычки и хоть иногда забывать возню со взломом. Юмор, которого так не хватает в сценарии, подан опять же в мелочах: вот бомжи в канализации читают книгу «Being more effective», а вот отважный до слабоумия редактор газеты «Самиздат» кричит о клонах на Луне — намёк для тех, кто смотрел «Луна 2112» с Сэмом Рокуэллом. К сожалению, дотошность дизайнеров местами сбоит. Например, почему у Арии Ардженто из Интерпола и подруги связного из гетто — одинаковые лица? Это ведь сюжетные персонажи, а не кто-то из массовки мимо камеры прошёл.

Глубокое проникновение: плюсы и минусы

В нейропротезах используют несколько типов электродов. Они отличаются друг от друга глубиной проникновения в нервную ткань. Чем глубже расположен электрод, тем точнее информация, которую он способен передать, и тем больше рисков повредить нервную ткань. Например, электроды для электроэнцефалографии накладывают на поверхность головы. С нервными клетками они никак не соприкасаются, но и данных дают немного: они лишь считывают «общий настрой» мозга или его крупных участков. Интерпретировать сигналы от них достаточно трудно. Есть электроды, которые накладывают непосредственно на поверхность коры головного мозга. Соответственно, для их установки нужно сверлить череп, зато передаваемая ими информация получается точнее. Наконец, инвазивные электроды помещают прямо в толщу нервной ткани. Как и описано в DX: HR, их недостаток в том, что постепенно они обрастают клетками нейроглии (вспомогательными клетками нервной ткани), отчего точность электродов постепенно снижается. Особенно это касается металлических образцов.

В имплантатах Deus Ex: Human Revolution для электродов используется технология PEDOT ( poly(3,4-ethylenedioxythiophene)). Она уже существует в реальности. Речь идёт о полимерных материалах, проводящих электричество. Они мягче металлов и поэтому не так сильно повреждают нервную ткань. Тем не менее PEDOT не решает проблемы с числом электродов. На самом деле, чтобы по объёму и точности передаваемой информации нейропротез не отличался от натуральной конечности, он должен быть соединён отдельным каналом связи с телом каждой задействованной нервной клетки. Но для этого нужно десятки тысяч очень маленьких электродов, ведь нейроны — одни из самых мелких клеток человеческого организма. Поэтому современными методами добиться «природной» чувствительности и подвижности конечностей нельзя.

Лекарство под названием нейропозин, нужное практически всем аугментированным персонажам DX: HR, кроме главного героя, теоретически вполне можно создать. Нейропозин останавливает рост глиальных клеток, окружающих внедрённые в нервную ткань электроды. Его аналог будет реагировать на молекулы, присущие только определённым типам клеток нейроглии, и посылать сигналы клеткам иммунной системы атаковать их. (Похожий механизм действия лежит в основе терапии рака и других заболеваний моноклональными антителами.) Однако оно не восстановит нейроны, разрушенные во время внедрения электродов. А если регенерировать некоторое количество нервных клеток, становится непонятным, зачем нужны нейропротезы. Ведь зная, как получить в конкретных участках мозга новые нейроны (с помощью стволовых клеток или каким-либо другим способом), можно управлять их ростом так, чтобы они образовывали нужные связи и без протезов.

По ком звонит колокол

Разработчики настолько убедительны, что их заочно назначили пророками. Мол, вот оно — наше истинное будущее, поэтому смажьте винтовку и накрахмальте белый колпак. Но внимательный игрок заметит, что новый Deus Ex — не то, чем кажется. Это нормально: киберпанк как жанр посвящён не столько технологиям, сколько личности человека в связи с ними. Волей судеб рвём шаблоны — а там, глядишь, и Mankind Divided заиграет свежими красками, а не только приевшейся оранжевой гаммой.

Первый шаблон — «Инцидент», якобы демонстрирующий потенциальную опасность киберимплантов. Сегодня на Земле тысячи инвалидов с бионическими протезами, которые теоретически можно отключить на расстоянии, нанеся вред владельцам. Они что же, кандидаты в зомби? Нет, ведь взбесившаяся рука или нога — это сцена из комедии с Джимом Кэрри. В реальности протез управляется односторонне, по технологии TMR (targeted muscle reinnervation): механическую конечность приводит в движение сигнал двигательных (и только двигательных!) нейронов — никакой обратной связи тут нет, да она и не нужна. Как не нужен биочип с интерфейсом дистанционного управления, этот костыль в модели вселенной Deus Ex.

Препятствия для распространения аугментаций создаёт не способ управления ими, а питание: чем мощнее механизм, тем больше ему требуется энергии. И кто указал на импланты как единственный путь трансгуманизма? Вот философ Фрэнсис Фукуяма в книге «Наше постчеловеческое будущее» акцентирует внимание на генной инженерии в противовес механической, причём делает это куда обстоятельнее сценаристов из Eidos Montreal.

Читать еще:  Появились детали Deluxe Edition игры Nioh

Во-вторых, вызывает вопросы мир после «Инцидента». Биочип, чёрт бы с ним — скрытое в теле устройство. А в пражские застенки тащат граждан с улучшениями на виду — механизированными ногами и руками. Принцип такого отбора знаком: бог шельму метит, не похож на меня — не похож на человека. Разве обязательно заглядывать в будущее, чтобы увидеть нечто подобное? Mankind Divided не кричит напрямую о том, что не внешность делает нас людьми. Но мысль авторов о расизме и дискриминации очевидна — просто они используют фантастический антураж для отображения проблем нашего времени. То же самое сделал Нил Блокамп в «Районе №9», где дегуманизированы пришельцы с другой планеты, хотя порой ими движут вполне человеческие страсти, и им знакома боль.

Наконец, шитый белыми нитками заговор иллюминатов, которые манипулируют массами через прессу и силовые ведомства — что с ним не так? И почему у героев мира Deus Ex если что-нибудь и получается, то всегда через седалищный имплант? Может, дело в силовом решении нравственных проблем? Или в том, что паранойя и конспирология процветают там, где плохо работает демократия, а граждане забывают о своих правах? Справедливости ради отметим, что в таких обществах действительно возникает заговор против народа. Поэтому за кознями масонов в Deus Ex проглядывает банальная идея свободы. Иными словами, пророчества игры под вопросом, зато она обращает внимание на беды нынешнего мира. Фактически Mankind Divided — манифест гуманизма в XXI веке.

С точки зрения шутера

Чуть свежее и бодрее игра покажется тем, кто любит перестрелки. Возможно, это только мое впечатление, но на стандартном уровне сложности боеприпасов стало значительно больше, поэтому проходить миссию под аккомпанемент выстрелов больше не равносильно самоубийству. Жаль только, что враги по-прежнему ведут себя деревянно, нечасто окружают или хотя бы подходят к позициям героя с нескольких флангов. Все обычно заканчивается тем, что ты прячешься за углом и отстреливаешь одного охранника за другим. Хорошо, что противники хотя бы научились собираться со всей округи — может, не умением, но числом взять попробуют.

Не помогла и новая аугментация «Титан», на время превращающая Адама в… ну, очевидно, в титана! Покрытый мощной умной броней, он становится практически бессмертным. То есть вы можете буквально ворваться в центр толпы и расстрелять врагов в упор. Выглядит масштабно, играется весело, но все-таки это не совсем то, чего ждешь от Deus Ex. Хотя новая оружейная система дает возможность развернуться любителям перестрелок (прямо во время боя буквально нажатием двух кнопок вы можете менять тип боеприпасов, переключать оружие в автоматический режим и так далее), это все еще не самая сильная сторона игры.

Стелс в Deus Ex: Mankind Divided

Благодаря нововведенным «экспериментальным аугментациям» взбодрилась и стелс-механика. Дистанционный взлом отлично подойдет для отвлечения врагов: открыл на расстоянии дверь, заманил туда взбудораженных охранников, а сам за их спинами пробрался в соседнюю комнату.

Если при этом нужно расчистить дорогу от врагов, то на помощь придут наноклинок, буквально «прибивающий» жертву к твердой поверхности, или мощнейшая «Тесла», в прокаченном состоянии поражающая током сразу четырех противников.

Новые возможности

В реальности признанными пионерами и новаторами в области нейропротезов являются сотрудники лаборатории Мигеля Николелиса из Университета Дьюка. Кстати, один из главных коллег Николелиса — наш бывший соотечественник, выпускник МФТИ, Михаил Лебедев. Забавно, что в самой первой Deus Ex присутствуют персонажи, напрямую связанные с механическими аугментациями, чьи имена (Хуан Лебедев и Мигель) напоминают о Мигеле Николелисе и Михаиле Лебедеве. Впрочем, вероятнее всего, это лишь совпадение.

Несколько лет назад в лаборатории Николелиса спроектировали экзоскелет, позволяющий человеку с полностью парализованными ногами снова ходить. Международный проект по разработке экзоскелета так и назвали — Walk Again. Экзоскелет под названием BRA-Santos Dumont I (назван в честь пионера авиации Альберта Сантоса-Дюмона, потерявшего способность управлять ногами после падения с лошади) — это каркас из металла и пластика, в который встроены гидравлические двигатели и сочленения, «дублирующие» тазобедренные, коленные и голеностопные суставы.

Сигналы об электрической активности мозга для BRA-Santos Dumont I собирают электроэнцефалографические электроды. На поверхности подошв экзоскелета находятся датчики прикосновения. Они сделаны по технологии «искусственной кожи». Сенсоры в виде маленьких шестиугольников передают сигналы от поверхности ступней к той части устройства, которая соприкасается с пальцами пациента. Человек в экзоскелете чувствует движения ног руками и может ощущать устройство как часть себя. Демонстрация возможностей BRA-Santos Dumont I прошла на церемонии открытия чемпионата мира по футболу в 2014 году в Бразилии. Тогда бывший атлет Хулиано Пинто, которому парализовало ноги в результате автокатастрофы, вышел на поле и сделал первый удар по мячу.

Как HUD (Heads-Up Device) Адама Дженсена даёт приятные дополнительные возможности человеческому глазу, так и реальная разработка лаборатории Николелиса позволяет лабораторным животным освоить новые горизонты ощущений. В феврале 2016 года в The Journal of Neuroscience вышла статья с описанием нейропротеза для крыс, позволяющего им чувствовать инфракрасное излучение.

Читать еще:  Появились новые подробности о выходе Total War: Warhammer

Инфракрасные датчики помещали на поверхность головы грызуна. Сигналы от этих датчиков передавались в соматосенсорную кору больших полушарий, в ту её область, которая в норме получает сигналы от вибрисс («усов»). Животные обучались использовать информацию об инфракрасном излучении и выполнять связанные с ней задачи всего за несколько дней. Важно, что в эксперименте использовали не детёнышей, у которых мозг обычно более пластичен, а уже вполне взрослых крыс. Тот факт, что они быстро начинали применять информацию совершенно нового типа, даёт надежду на то, что и людям будет в будущем доступно нечто похожее.

Существуют нейропротезы, по свойствам более похожие на HUD, — ретинальные имплантаты. Правда, они опять же не выстраивают дополненную реальность, а лишь помогают частично восстановить утраченное зрение.

По ком звонит колокол

Разработчики настолько убедительны, что их заочно назначили пророками. Мол, вот оно — наше истинное будущее, поэтому смажьте винтовку и накрахмальте белый колпак. Но внимательный игрок заметит, что новый Deus Ex — не то, чем кажется. Это нормально: киберпанк как жанр посвящён не столько технологиям, сколько личности человека в связи с ними. Волей судеб рвём шаблоны — а там, глядишь, и Mankind Divided заиграет свежими красками, а не только приевшейся оранжевой гаммой.

Первый шаблон — «Инцидент», якобы демонстрирующий потенциальную опасность киберимплантов. Сегодня на Земле тысячи инвалидов с бионическими протезами, которые теоретически можно отключить на расстоянии, нанеся вред владельцам. Они что же, кандидаты в зомби? Нет, ведь взбесившаяся рука или нога — это сцена из комедии с Джимом Кэрри. В реальности протез управляется односторонне, по технологии TMR (targeted muscle reinnervation): механическую конечность приводит в движение сигнал двигательных (и только двигательных!) нейронов — никакой обратной связи тут нет, да она и не нужна. Как не нужен биочип с интерфейсом дистанционного управления, этот костыль в модели вселенной Deus Ex.

Препятствия для распространения аугментаций создаёт не способ управления ими, а питание: чем мощнее механизм, тем больше ему требуется энергии. И кто указал на импланты как единственный путь трансгуманизма? Вот философ Фрэнсис Фукуяма в книге «Наше постчеловеческое будущее» акцентирует внимание на генной инженерии в противовес механической, причём делает это куда обстоятельнее сценаристов из Eidos Montreal.

Во-вторых, вызывает вопросы мир после «Инцидента». Биочип, чёрт бы с ним — скрытое в теле устройство. А в пражские застенки тащат граждан с улучшениями на виду — механизированными ногами и руками. Принцип такого отбора знаком: бог шельму метит, не похож на меня — не похож на человека. Разве обязательно заглядывать в будущее, чтобы увидеть нечто подобное? Mankind Divided не кричит напрямую о том, что не внешность делает нас людьми. Но мысль авторов о расизме и дискриминации очевидна — просто они используют фантастический антураж для отображения проблем нашего времени. То же самое сделал Нил Блокамп в «Районе №9», где дегуманизированы пришельцы с другой планеты, хотя порой ими движут вполне человеческие страсти, и им знакома боль.

Наконец, шитый белыми нитками заговор иллюминатов, которые манипулируют массами через прессу и силовые ведомства — что с ним не так? И почему у героев мира Deus Ex если что-нибудь и получается, то всегда через седалищный имплант? Может, дело в силовом решении нравственных проблем? Или в том, что паранойя и конспирология процветают там, где плохо работает демократия, а граждане забывают о своих правах? Справедливости ради отметим, что в таких обществах действительно возникает заговор против народа. Поэтому за кознями масонов в Deus Ex проглядывает банальная идея свободы. Иными словами, пророчества игры под вопросом, зато она обращает внимание на беды нынешнего мира. Фактически Mankind Divided — манифест гуманизма в XXI веке.

Очевидное или невероятное?

Не все технологии, описанные в новых Deus Ex, будут применимы в обозримом будущем. Например, искусственные клетки для переноса огромных объёмов кислорода, респироциты, описанные в одной из электронных книг в DX: HR (и предсказанные в реальном мире в 1998 году Робертом Фрейтасом), ещё крайне далеки от реализации. То же касается и улучшения социальных навыков с помощью компьютера. Сейчас для облегчения общения гораздо проще использовать психоактивные вещества, из которых далеко не все разрешены к свободному приёму.

Так, известно, что нейрогормон окситоцин повышает дружелюбие и облегчает создание привязанностей, но его действие достаточно избирательно: он не меняет отношения к чужакам (а меж тем с чужаками приходится взаимодействовать довольно часто). Хотя компьютерные программы, позволяющие распознавать эмоции, уже существуют, они ещё весьма далеки от совершенства и не способны анализировать сразу и внешний вид человека, и его голос. А главное — их невозможно встроить в живое существо.

У любых аугментаций, кроме научной, есть социологическая сторона. Как общество воспринимает модификации тел своих членов? Именно это главная тема новой игры серии — Deus Ex: Mankind Divided. О том, к каким последствиям в реальном мире приводит обладание имплантатами, читайте в другом материале Лайфа.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector